Главная Пресса Фестиваль "Первозданная Россия" показал кадры, на которые фотографы тратят месяцы
Пресса

Фестиваль "Первозданная Россия" показал кадры, на которые фотографы тратят месяцы

В пятницу, 20 января, в Центральном доме художника в четвертый раз открылся фестиваль «Первозданная Россия». В этом году на выставке можно будет заглянуть в жерло вулкана или в чум к ненцам, увидеть, как опекают белые медведицы своих новорожденных медвежат и подсмотреть за жизнью амурских тигров. Более сотни фотографов привезли в Москву уникальные кадры из самых далеких точек на карте нашей страны.

Фестиваль
фото: Антон Журавков

Ради самых редких снимков авторы готовы по два месяца жить среди скал, по неделе не спускаться из укрытий на деревьях.

фото: Антон Журавков

Открывая выставку, специальный представитель президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов назвал труд фотографов-анималистов не просто сложным - подвижническим.

- Иногда ради одного удачного кадра авторам приходится неделями ждать на морозе, чтобы, к примеру, белый медведь принял интересную позу. Или амурский тигр вышел из укрытия и попал в объектив. Я испытываю к этим профессионалам колоссальное уважение и благодарность за то, что с их помощью мы сейчас в центре Москвы можем любоваться первозданностью нашей бескрайней России, - отметил Иванов.

Сами фотографы признаются, что ждать натурщика из дикой природы все неделю— это колоссальное везение. В реальности же ради одного кадра приходится потратить месяц, а то и несколько. Например, японский фотограф-анималист Тосидзи Фокуда, желая снять амурского тигра в его естественной среде обитания, выслеживал зверя 74 дня!

На скале в Лазовском заповеднике он построил себе домик два на полтора метра. И начал ждать. «Избушка была настолько маленький, что походила на гроб. Там можно было только лежать или сидеть скрючившись. Но я себя успокаивал, представляя, что заболел и мне прописан постельный режим, - шутит фотограф.

фото: Антон Журавков

По периметру вокруг укрытия была пущена проволока с напряжением в девять тысяч вольт. В таком почти осадном положении фотограф провел два месяца.

- Тигр подошел к моему домику только на пятидесятый день. Я смог сделать всего два кадра, высунув объектив из окна. Потом я ждал еще 24 дня, но зверь больше не появлялся.

Эти кадры завоевали не одну премию. Теперь же господин Фокуда снимает уток-мандаринок, которые летом живут в России, а зимой перелетают в Японию. Почти такой же образ жизни ведет и сам фотограф. В 1990-м году он случайно оказался на Дальнем востоке — приехал порыбачить. И так влюбился в нашу природу, что с того момента летает в Россию по три раза за год. «Ваша природа напоминает мне ту, которая была в Японии в моем детстве, пока прогресс не испортил экологию».

фото: Антон Журавков

Цикл Виктора Семенова посвящен жизни горных козлов и баранов. Крупный предприниматель ради одного кадра готов по пять часов карабкаться по горным хребтам.

- И не всегда удача вам улыбнется. Чаще придя на место понимаешь, что все напрасно — ушли оттуда козлы. И еще пять часов плетешься вниз, - рассказывает Семенов.

Горные парнокопытные, говорит фотограф, животные очень умные. Не в пример своим равнинным сородичам.

- Например, они могут спокойно подпустит тебя на расстояние в 400-500 метров, ведь на такой дальности выстрелом их не возьмешь. Ты можешь прыгать, руками махать — они не испугаются. Но стоит тебе спрятаться за камень — и козлы вмиг разбегутся. Потеряв человека из виду, они думают, что ты окольными путями хочешь к ним подобраться.

Приходится, делится фотограф, идти на хитрость. Одного человека из группы он оставляет на виду, а сам прячется и заходит с тылу.

Другой любопытный момент: как выясняется, горные козлы боятся людей в камуфляже.

- В Кабардино-Балкарии смотритель заповедника заставил меня снять костюм цвета хаки и переодеться в красную футболку. Как выяснилось, человека в камуфляже козлы воспринимают как пограничника и боятся. Те, видимо, их время от времени постреливают. А людей в красной одежде бараны принимают за альпинистов.

Еще десять лет назад у Виктора был к животным интерес иного рода — он был заядлым охотником. «Я даже стал чемпионом мира, добыв самого крупного голубого барана в китайском Тибете. А потом вдруг понял: ну сколько можно животных убивать».

Теперь из своих путешествий в горы он привозит фототрофеи. Виктор мечтает выпустить о горных баранах альбом. «Парадокс: в Америке ни одного горного козла, всего четыре вида горных баранов — и сотни книг и альбомов о них. В России девять видов этих животных - и ни одного альбома. Несправедливо».

В этом году основной темой «Первозданной России» стало столетие заповедной системы в нашей стране. На выставке можно найти достаточно много фотографий, сделанных работниками заказников. Например, государственный инспектор национального парка «Русская Арктика» Николай Гернет привез в Москву фото белых медведей и моржей.

- Если ты придумываешь снимок и начинаешь за ним охотиться, 99 % что он у тебя не получится. Дикие животные не предсказуемы, их куском хлеба на задние лапы встать не заставишь, - делится наблюдениями Николай - Потому почти все мои фотографии сделаны абсолютно случайно.

Так, например, автор удачно поймал в объектив детеныша белого медведя, вставшего на задние лапы.

- Многие думают, что такая поза означает агрессию. На самом же деле, увидев такого мишку, человек может чувствовать себя в безопасности — это лишь проявление любопытства.

На другом кадре из подборки Николая Гернета белый медведь гуляет по скалам.

фото: Антон Журавков

- В представлении большинства людей обычный для арктического медведя фон — это льдина. Но мишки, как бурые, так и белые — отличные скалолазы. Своими когтями, острыми, как бритва, они могут зацепиться почти за любую поверхность. В летний период одно из любимейших лакомств арктических косолапых — это птичьи яйца и птенцы. Видимо, за ними медведь и полез на скалу, - объясняет фотограф.

- Как близко вы подходите к медведям?

- Безопасной считается дистанция до 50-ти метров. И то в случае, если медведь сытый и если ветер дует от него. Конечно, ради удачного кадра хочется поближе подойти. Но это небезопасно. Ведь взрослый медведь — громадина. Встав на задние лапы, он может спокойно дотянуться до крыши дома. А сделав несколько прыжков, за пару секунд оказаться около тебя.



Другая пресса